athens_riot02Поскольку default-избирателем левых (а теперь, по большому счету, всех) стал не рабочий класс, а обладатель пособия по безработице, можно было ожидать смены стилистики и риторики антикапиталистических выступлений. Однако ее не произошло.

Громогласные бездельники обличают «богатиков» с пылом не меньшим, чем был у запыленных и чумазых пролетариев времен Маркса. Наверное даже большим… Весь липовый пафос вполне обоснован. Капитализм и правда виноват.

Постиндустриальная эра — это, конечно, да. Высвободившиеся рабочие ресурсы — тоже. Это при упомянутом бородатом идоле требования научного и технического развития увеличивали класс, обслуживающий производства. Сегодня те же интересы вызывают его сокращения. Рабочий класс остался приметой индустриальной эры. Государства, провозгласившие себя социальными, ищут новые сферы занятости для вчерашних работников индустрии. Но уже не в том стиле, что практиковала Маргарет Тэтчер с бастующими шахтерами, не желающими понимать главного и видеть в основе своих проблем не злонамеренного клопа-собственника, а едва видную, как прозрачное приведение в мгновенном солнечном луче, руку Фортуны. Смысл только в том, что в новую эпоху выкапывать уголь из земли — нерентабельно и не нужно. Шахтерские поселки сохраняются не потому, что это не так, а потому что никто не знает, не готов брать на себя ответственность за адаптацию к новым занятиям этих сотен тысяч высоких профессионалов ненужной профессии. И так не только с шахтерами, конечно.

Принудительное подсаживание вчерашних рабочих на велфер — это не решение вообще. Это тактические ужимки тех, кто хочет переседеть до следующих выборов и оставить мусорную кучу проблем следующим правительствам.

Теперь уже миллионы тех, с кем непонятно, что делать, подсаживают на социальные пособия. Едва те становятся выше среднесрочной заработной платы, плюсы и минусы в схеме общества фатально подменяются, общество переживает короткое замыкание.

Те, кто сделал из людей бездельников — виноваты в первую очередь. В том, что поступили просто, а значит подло. Отказались от создания нового общества, обещавшего справедливую занятость всем. Просто откупились от этих людей, обрекая их на деградацию. Вокруг обустроенной помойки социальных льгот стали виться и те, в чьи планы работать вообще не входило, криминальные диаспорные группировки — вообще все симпатичные люди, отметившиеся на лондонских погоромах-карнавалах. А такие люди, уверяют социологи, заселяют уже целые кварталы. Ничего что я, толстозадая Патти, столь неуклюже и одышливо тащу сворованный телевизор? В моей одышке виновата Уолл-стрит, в толстой попе — Макдональдс. Вот наши следующие мишени…

Новый господствующий класс Европы по всем историческим примерам поддерживает и Церковь. Огульно и без желания разобраться. Все правильно, в эпоху шоу-бизнеса главное — нравиться.

Глава Англиканской церкви архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс одобрил т.н. «налог Робин Гуда» (шикарное название), призванный обесценить доходность любых банковских транзакций и торговых операций с валютой. Накануне эту же меру поддержал Ватикан.

Налог Робин Гуда, россиянам напоминающий скорее о реалиях девяностых, был изначально предложен американским экономистом Джеймсом Тобином «в целях борьбы против неравенства и бедности». Раньше с ней боролись, поднимая на свершения тех, кто не имел от рождения больших возможностей. Создавали возможности.

Теперь решили, что все элементарнее. Возможности никому не нужны, достаточно просто внаглую банкротить работающих и состоявшихся людей (ведь электорально их меньше) и раздавать их деньги бездельникам, чтобы те не думали о работе и о самостоятельном пропитании.

Бездельник будет благодарен руке с денежкой. Ему безразлично и невдомек, у кого эта денежка отнята, кем изначально заработана. Политики и бюрократы, бесплатно кормя беспечного и безработного Минотавра, инвестируют в свою победу на выборах. Они обманщики, но они же — заложники.

Католическая и Англиканская церковь имели шанс обозначить особую позицию в этом подлом социальном сговоре. Или просто сойти за умных, пусть и не очень хорошо слышащих джентльменов. Но они предпочли включиться в радостное улюлюканье обманщиков и люмпенов.

Дмитрий Сергеев