1244699057_a03_1801Из области предположений и допущений во вполне конкретное измерение вышла переговорная активность временного оккупационного правительства Хамида Карзая и оппозиционного Талибана.

Карзай пытается выгодно сторговать собственную «пока-еще-ликвидность». Талибы – наглядно убедить Афганистан и весь мир, что им удалось сохранить и приумножить свой политический и военный потенциал.

Саудовская Аравия – поднять репутационную планку переговоров и свою собственную, эта страна традиционно претендует на ведущие позиции в мусульманском мире и отдает себе отчет, что ее имя в значительной степени санкционирует «приемлемость» и респектабельность тех или иных режимов. «Обновленный» и взятый под саудовскую эгиду Талибан намного приемлемее будет для западных союзников, чем нечесаный экстремистский интернационал злодеев под покровительством заведомо экстремистской аль-Каиды и сомнительной пакистанской ИСИ. Это, выходит, «совсем другой Талибан», белый, пушистый и сговорчивый.

То, что на самом деле это не так – проблема уже сугубо афганская. Здесь же важно представить дело наилучшим образом собственным соотечественникам и избирателям. А суть вопроса проста и исторически рубежна: Соединенные Штаты сворачивают свою активность в Афганистане.

Мы предполагали, что заполнить возникшую пустоту устремится Лондон, и эта версия не просто получила в последующие дни неоднократные подтверждения – она буквально обросла ими.

Скорее всего, информационный выброс британской газеты «Обсервер» значительно ускорил темп переговоров, поднял уровень мотивированности их участников.

Вот некоторые заявления и события, указывающие на это непосредственно.

Жесткое заявление британского бригадного генерала Марка Карлетона Смита, командира 16 воздушно-десантной бригады: военная победа над Талибаном невозможна. Все, о чем возможно говорить в рамках армейской операции, это удержание крупных городов и поддержка номинальной функциональности правительства Карзая. Что, по словам генерала, все равно потребует привлечения дополнительных оккупационных сил и резервов.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, отвечающим интересам союзников, генерал считает формирование ситуационного альянса между Карзаем и талибами. Что помогает НАТО спасти лицо и удалиться из Афганистана формально не на положении проигравшего.

Впоследствии, добавим, Карзая можно будет и «списать» — но уже вне сезона исторической ответственности союзников. Перспектива, симпатичная со всех сторон, включая карзаевскую. У светских афганских политиков есть давняя традиция десятилетиями отдыхать от соотечественников в Италии…

Внутри Исламского проекта принципиальна талибская реконкиста, преобразующая баланс сил на Среднем Востоке и способствующая ослаблению и распаду Пакистана.

В мировом же геополитическом раскладе Талибан, конечно, не настолько серьезен. Здесь вырисовываются совсем другие приоритеты: отдельная и особая позиция Лондона. «Британский проект», в целом партнерский в отношении американского, но уже не идентичный ему. Выходя за рамки полного отождествления с Соединенными Штатами, Великобритания явно претендует на собственную, никем не предопределенную, игру. Прежде всего – в собственных зонах интересов. И Средний Восток в списке этих зон – не последний.

Пока что именно в этом регионе мы видим приметы собственной «британской игры». Никто иной как британский посол в Кабуле на прошлой неделе заявил, что американская стратегия в Афганистане обречена на провал, а к номинальному правительству иссякло всякое доверие.

«Афганистан же нуждается в диктатуре».

Между тем CNN 5 октября сообщил о непосредственных консультациях талибов и карзаевцев, прошедших в Саудовской Аравии 24-27 сентября. В них приняли участие одиннадцать талибских руководителей, представитель Гульбеддина Хекматиара, два карзаевца и три неафганских участниках.

Все очень серьезно – “на подготовку этой встречи ушло около двух лет”.