94826818_imagesДеление современной музыки на стили, на самом деле, большая условность. Этим могут заниматься профессиональные критики, а простой человек скажет просто “в кайф” или “не в кайф”. И, что самое интересное, будет прав.

Чисто социально можно лишь обозначить грань между “развлекательной” музыкой и той, которая претенциозна (причем в любом из возможных смыслов — политическом, религиозном, сюрреалистическом и тому подобном). Попытка искусства быть “чем-то еще” совсем недавно могла быть воспринята как наивная претензия, но сегодня, когда для многих исчерпались все ресурсы традиционных “священных” институтов (в первую очередь, церкви и традиционной религии вообще), логично спросить : какое явление в сегодняшнем мире способно играть ту роль, которую в прежнем играла религия?

Известно, например, что рок-музыка в значительной степени явилась проводником восточных спиритуальных влияний на Западе. То, что ИСККОН (International Society of Crishna Consciousness) или другие течения стали массовым явлением, было бы невозможно, если бы такого проводника не было. Стало быть, здесь уже работает та связь, на которой основан любой религиозный институт : значение авторитета. Мнение Билли Айдола по вопросам мировой политики (если он, конечно, что-то думает по этому поводу) для молодежи намного важнее мнения Билли Клинтона. Более того, такие позиции для фанов являются непреложными. Религиозный институт, согласно даже положениям Игнасио Лойолы, избавляет людей от необходимости думать на определенные темы, и в этом смысле рок-музыка на языке современной социологии “тоталитарный феномен”.

Необходимо только понять, что такая тоталитарность вызвана противостоянием не менее тоталитарной современной культуре, которая есть ничто иное как ограничение человеческих способностей чувствовать…

Либерализм не имеет отношения к подлинной свободе, потому что сосредоточив свое внимание на внешних вопросах экономических и политических прав, он игнорирует собственно позиции, связанные с сознанием. Общество отвергает право быть “не таким , как все”, воспринимать мир принципиально иначе, чем фермер Джо Джонсон из Небраски. Общество отвергает химические излишества совсем не потому, что заботится о здоровье подрастающего поколения — в таком случае надо было запрещать школы, автомобили и мотоциклы — а потому, что они изменяют сознание, то есть по сути являются условием прорыва в другой мир.

Поскольку из бесконечных типов сознания общество признает допустимым только один, остается констатировать, что все мы живем в большой психиатрической лечебнице.

“Инстинкт священного”, о котором писал Мирча Элиаде, не может не работать вообще. Современное общество не менее способно чувствовать спиритуальное, чем средневековое. Здесь просто работают принципиально другие механизмы, иные стандарты, чем раньше. Если средневековый стиль определял Священное, область Духа, как нечто серьезное и совсем нелегкомысленное — то есть чисто аполлоновски, то современный стиль более провокационен, экзотичен и экстремален. Он допускает самые необыкновенные проявления этой энергии, не исключая и прямую одержимость…

Не «форматные» церкви, а улицы, Город, становятся местом действия  спиритуальных сущностей. Такая религиозность проигрывает тем, что не имеет догматики и не загружена концепциями (совсем), но сила ее в том, что она не признает ограничений.

Какие же механизмы работают сегодня?

Для начала, это рок-музыка, не в музыкально-стилистическом, а в социальном смысле. Это миллионы фанов, включенные в энергетический поток музыкального андеграунда, чувствующие себя связанными особенной связью друг с другом и еще с тем, что Больше…

До настоящего времени это наиболее примечательное явление, которое может претендовать на роль религиозного или, что вернее, пострелигиозного, феномена. Хотя рок-сообщество как социальное понятие, конечно, условность. На сегодня это просто сумма тех, кто предпочитает нетрадиционные (для классического канона) музыкальные стили. Среди них есть как яростные фаны, так и вполне “приличные” люди — иными словами, это не конфессия (в полном смысле этого слова).

Во-вторых, религиозным значением, посвятительной ролью для многих обладает литература (хотя эта роль несопоставима с музыкальным андеграундом). В то же время произведения Толкиена, Майринка, Булгакова стали предметом чисто религиозного культа и во многом расширили сознание современных поколений.

Третьей альтернативой традиционной религии может считаться “новое религиозное сознание”, в чисто игровой перспективе очень интересное явление. Но на деле “новые религии” имеют обыкновение оказываться скучными и бездарными подделками а их создатели часто оказываются обыкновенными мошенниками. Во всяком случае, подавляющее их большинство просто занудны или психически больны, а стало быть не обладают реальной Энергией.

“Новое религиозное сознание” описывает не только чисто неоконфессиональные движения. Это могут быть и политические, и экологические течения — все, что заменяет современному человеку классическую религию. Но этот путь наиболее маргинален, поскольку так или иначе пытается постмодернировать классические религиозные стандарты.

“Церковь” — не первая и не последняя стадия религиозного сознания. Обычно монотеистическая структура со своими сводами писаний, жесткими законами, системами богословия многими считается основным проявлением “инстинкта священного”. А для приверженца нового спиритуального сознания это просто остывший дом или заведение, насквозь пропитанное претенциозным самомнением.

Если кто-то сомневается в том, что нет ничего предосудительного и невозможного в том, чтобы Искусство заняло место Религии (при всей условности обоих понятий), он забывает, что в свое время Искусство и было Религией. Первозданная религиозность была не догматической, а экстатической, связанной с непосредственным переживанием космоса. Достигалось это путем транса, мало чем отличимого от концерта в каком-нибудь заштатном рок-клубе…

Уже не раз отмечалось, что современный андеграунд все более активно загружается на спиритуальные темы. Это связано и с концептуальными, и с интуитивными представлениями исполнителей о том, что через них действуют неизвестные космические силы. Способность восстановить медитативную волнующую атмосферу коллективного трансового погружения, причем без всякого религиозного образования, является одной из сильных сторон рок-культуры.

И, в отличие от шестидесятых, это по большей части не эпатаж против общества, а реальная работа со спиритуальной энергией.

Некоторые из групп серьезно занимаются религиозными исследованиями, поддерживают движения восточных или западных гуру, или же напротив, изберают всяких попыток концептуализации, действуя по чистому наитию…

Среди “монстров” нового шаманизма, работающих с Измененными Состояниями Сознания (ИСС по Мишелю Харнеру) — такие группы, как CAN или SHAMENS.

Исчезарий Томатов, гр. «Фродо и два урода»