Чего хочет Китай? Ответ на этот вопрос не так очевиден, как в случае с американским, исламским или европейским проектом. Внятной и провозглашенной идеологии построения китаецентриченого мира у Пекина никогда не было.